Новый рынок электроэнергии: под ударом оказалось каждое крупное производство в стране

Новый энергетический рынок был запущен в Украине 1 июля 2019 года. Рост цены на 30%, остановка энергозатратных производств, сокращения персонала – результаты работы в новых условиях. Все его участники столкнулись с вызовами: рынок поставки электроэнергии динамичный, мощности генерации не развиты, а источники покрытия небалансов ограничены, вместо планируемых 4х рынков работает только один – «на сутки вперед».

«Первая декада работы рынка показала: оператор системы передачи не готов к оперативному сведению почасового баланса и подведению необходимых итогов. Отсутствует модель коммерческого учета и до сих пор не был сведен баланс за первый день работы: участники не видят результатов работы рынка. Расчет небалансов так и не был произведен, соответственно, это создает определенную нервозность среди участников. Балансирующий рынок не запущен, из-за чего мы не можем понять окончательную структуру цены», – говорит СЕО компании ETG.UA Владимир Шведкий.

Такая нестабильная ситуация тревожит и поставщиков, и крупных промышленных потребителей. Последним необходимо срочно менять подходы к взаимодействию со своим провайдером энергии. Новая модель рынка требует от них ответственного планирования, в противном случае – значительные затраты как в случае значительного дефицита, так и профицита.

Дефицит покупаемой электроэнергии (отклонение от плана в большую сторону) будет балансироваться поставщиком за счет потребителя по цене выше рынка «на сутки вперед». Профицит (отклонение факта от плана в меньшую сторону) уже выкупленной электроэнергии потребитель должен продавать по цене ниже рынка «на сутки вперед». Таким образом, предприятия-потребители электроэнергии теперь вынуждены переплачивать из-за такой чересчур высокой подвижности рынка и/или неумения составлять четкий план в новых для себя условиях.

Прогнозирование, контроль графиков, своевременные корректировки, тесное взаимодействие со всеми службами предприятия – это лишь малая часть задач, которые ложатся на плечи ответственных работников на стороне потребителя. Производственные планы, погодные условия, ремонтные работы, праздники, форс-мажорные обстоятельства – все это влияет на уровень потребления и может привести к небалансам.

Особенно «лихорадить» рынок стало после выяснения окончательных тарифов. Тариф ОСП (оператора системы передачи) в размере 34 копейки стал неожиданностью для его участников, так как все дополнительные затраты ранее были включены в себестоимость электроэнергии. На сегодняшний день потребители и поставщики оплачивают эти стоимости сверх тарифа. Соответственно, это бьет по национальному производителю. Особенно по тому, у кого в структуре себестоимость энергоресурса занимает до 50%. Маржинальность таких производств находится на уровне 3-5%. Для них повышение тарифов – настоящая катастрофа.

«Рост цены энергоресурсов на 30% способен убить экономику такого предприятия. Результат – остановка работы некоторых энергозатратных цехов. Это уже сейчас происходит на рынке. Таких примеров хватает в нашей практике. Но еще больше тех предприятий, которые только планируют вынужденные сокращения», – отмечает Владимир Шведкий.

В ближайшие 9 месяцев в рамках небалансов потребители могут получить дополнительно до 15% к цене энергоресурса. Сейчас количественное значение зафиксировано на данном уровне, но по завершению указанного срока этот «коридор» расширен до 300%.

И хоть изменения цен на электроэнергию коснулись исключительно промышленных потребителей, украинцы все ровно почувствуют последствия в работе этого энергорынка на себе.

«Малейшие изменения в цене на электроэнергию влекут за собой определенные последствия, подорожания товаров, произведенных украинскими предприятиями. Они не могут месяцами наращивать убытки. Закрытие цехов, в свою очередь, рано или поздно приведет к безработице. Это все взаимосвязанные вещи. Сейчас мы говорим не просто про энергореформу, а про спасение национального производителя, как налогоплательщика, и как следствие, сохранение рабочих мест», – считает Владимир. – Объективная реальность заключается в том, что не реформа плохая, а субъекты рынка не готовы к запуску нового рынка электроэнергии».

Share